{ "styles": [ "/assets/min/min.css" ], "scripts": [ "/assets/min/min.js" ] }
ГЛАВНАЯ
О ПРОЕКТЕ
НОВОЕ
СТАТЬИ
АВТОРЫ
ФОРУМ
РЕСУРСЫ
КОНТАКТЫ
МАТЕМАТИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ГАРМОНИИ И КРАСОТЫ В ПРИРОДЕ И ИССКУСТВЕ
АРХИТЕКТУРА И ГРАВИТАЦИЯ
наш актуальный архив

 

Человечеству отведена для обитания прекрасная планета, освещенная и согретая солнцем. Живи и радуйся.

Эта планета Земля - не более чем песчинка в бескрайнем космосе, измеряемом сотнями и сотнями световых лет. И все же для этой песчинки обязательно и благотворно «космическое законодательство».

Человечество зарождается, совершенствуется и наслаждается жизнью в условиях, созданных заботами космических сил. Земля остается неотъемлемой, пусть ничтожно маленькой, но органической частицей мироздания. Космические силы, явления, закономерности (не знаю как и назвать их), такие как пространство, материя, время, энергия, гравитация, математика. Все эти «вещи» подарок космоса землянам. Все они подвергаются в условиях нашей планеты своего рода «редактированию», как раз в соответствии с нуждами человека. Пространство принимает облик атмосферы, свет это день и ночь, гравитация - сила тяжести...

Наука научилась пользоваться всеми этими «явлениями», измерять их, но постигнуть их сущность, происхождение, воспроизводить их не может. Искусство довольно смело обращается с пространством, кроит его на куски большие и малые, мы занимаемся районной планировкой, городами, отдельными домами, квартирами, комбинируя кусочки пространства. Но что такое само по себе пространство, остается неведомым.

Архитектура столь же смело оперирует силой тяжести, говоря парадоксально, «жонглирует» гравитацией, и это ее основное занятие.

В данном случае мы пытаемся рассуждать именно о гравитации.

Гравитация или всемирное тяготение - закон вселенной, повелевающий планетами и солнцами и таинственными «черными дырами». Как говорят, этот закон сформулирован Ньютоном на примере упавшего у его ног яблока. (Кстати сказать, по-видимому, древо познания добра и зла в раю было яблоней. Яблоко соблазнило Еву и вот теперь оно пришлось по вкусу Ньютону.)

Формула всемирного тяготения, или иначе говоря гравитации, оказалась очень простой: сила тяготения между телами прямо пропорциональна массе и обратно пропорциональна квадрату расстояния.

Простая математическая формула определяет одну из важнейших космических сил. Это дает основание счесть математику не изобретением человека, а объективно действующим законом мироздания.

По-видимому, Господь Бог, создавая вселенную, начал с математики, и не в изложении Киселева, и даже Евклида, и даже не Лобачевского или Римана. В таком деле потребовалась не высшая математика, а еще более высокая, еще неведомая, но все же математика.

Отредактированная гравитация именуется на Земле силой тяжести и измеряется килограммами. Она вклинивается в нашу жизнь и определяет все наши движения и созидательную деятельность. Две замечательные научные дисциплины, знание которых столь важно для архитектора, называются: статика сооружений и сопротивление материалов. Именно в этих дисциплинах таятся корни искусства архитектуры.

Обобщающие итоги созидательной деятельности и понимание неуклонных и даже беспощадных сил тяжести, о которых идет речь в этих дисциплинах, формируют понятие тектоники.

И. В. Жолтовским сформулированы применительно к архитектуре из камня три тектонических усилия. Это преодоление сил сжатия, изгиба и трения. Помимо соблюдения чисто технических условий, продиктованных строительным опытом, тектонические закономерности обращены к чувственному инстинктивному их усвоению.

  1. Сжатие - это сопротивление материала вертикальной силе тяжести, переданной от камня к камню, уложенному один на другой.

  2. Сопротивление изгибающим усилиям возникает у балки, лежащей на двух опорах, и относится также к тектоническим закономерностям, адресующимся к чувственному восприятию человека.

  3. Третье усилие, названное Жолтовским трением, - быть может не очень удачно, но трудно предложить какое-нибудь другое. Речь идет о камне в арке или своде, зажатом между другими камнями с большой силой, а потому не имеющем возможности выскользнуть из их объятий.

Во все исторические времена архитектура использует тектонические усилия в целях эмоциональной выразительности архитектурной формы.

Древний Египет положил в основу архитектурного «языка» прежде всего именно эту первую закономерность тектоники - силу сопротивления материала тяжести. Таковы мощные стены, пилоны, пирамиды.

Античная Греция останавливается на эстетизации ордерных композиций, основанных на изгибающих усилиях архитрава.

Римская архитектура, освоившая в целях выразительности арку и свод, тем самым акцентирует наше внимание на третьем тектоническом усилии - трении.

Византия разрабатывает купольную структуру сооружений. История культуры накапливает опыт, и архитектура приобретает все более сложные формы

Воздействие тектонических сил строительной деятельности на чувства и разум человека - это важный шаг к образному мышлению - искусству архитектуры. Пока тектоника сооружения повторяет реально существующие конструкции, как это было в Древнем Египте и античной Греции, то архитектуру вряд ли можно назвать изобразительным искусством, но в дальнейшем, когда тектонические закономерности утратили прямые связи с конструкциями и стали лишь изображаться на фасадах, архитектура стала уже искусством изобразительным.

Тектонические закономерности подлинных конструкций или их изображение мы можем счесть «языком» архитектуры. Но какие конкретно архитектурные формы, о каких чувствах и эмоциях «ведут речь», мы можем судить лишь в самых общих и неопределенных чертах. Вот проблема, требующая самого пристального внимания и изучения.

Процесс формализации тектонических сил сопряжен с измерением и соразмерностями, а в поисках совершенных художественных форм с пропорциональностью частей и целого, или, иначе говоря, гармонией. Примером для пропорциональности произведений архитектуры издавна служит сам человек, его фигура, соразмерность его членов. Вспомним зодчего Древнего Египта Хасира, «Канон» Поликлета, трактаты Витрувия, Леонардо да Винчи, Дюрера и др.

Мы уже говорили о математических закономерностях мироздания на примере законов Ньютона, подобных закономерностей в природе, надо думать, бесконечно много, а при наличии столь же многочисленных вариаций тектонических форм зодчество может исследовать богатство и многообразие формотворчества природы. (Конечно же, всякий архитектор-художник любит и цветы, и бабочек.)

Пока что в своем анализе архитектурной формы мы ограничиваемся консонансными величинами, и их отношениями, в пределах однозначных цифр, рядом Фибоначчи, золотым сечением и его производными, египетским треугольником, «квадратными» соразмерностями его диагоналей и стороны, а так же геометрическими фигурными построениями. Вот, кажется, и все. Но, конечно, для постижения тайн космоса этого мало. Но анализ превосходных памятников зодчества убеждает нас в том, что зодчие довольствовались в своем творчестве именно этими границами архитектурной математики и классической геометрии построения с помощью циркуля и линейки. Та же математика применялась при технических расчетах при проведении строительных работ.

Гармонизация тектонических форм ради достижения совершенства вещи, не ставящая перед собой задачи образного мышления, характерна, в нашем понимании, для искусства дизайна. Законы мироздания, природы далеко превосходят кругозор нашего сознания,

постижение этих законов является мечтой человечества и целью науки и искусства.

Искусство архитектуры основывается на той же гармонизации тектонических форм, что и дизайн, но с принципиальные отличием. Архитектурная математика устанавливает соразмерности, пропорции, гармонию формы в соответствии с гармонией природных явлений, в поисках воплощения в конкретном образе первоначальной умозрительной идеи. И все же архитектурно художественный образ неописуем, непостижим, он подобен поэзии и музыке.

Трудно понять творческие переживания художника. Никакой формальный анализ не может объяснить чувств и душевных движений, которыми руководствуется художник, создающий свои произведения, даже он сам их толком не осознает. Красноречивые речи и рассуждения не могут заменить эмоционально эмоционально-поэтический эффект воздействия произведения подлинного искусства на чувства человека, на его «инстинктивный разум зрения». Тектоническими закономерностями, порожденными гравитацией, воодушевляются инстинкт, интуиция зодчего-художника, его интеллект, воображение, фантазия, а также ассоциативное мышление, которые не могут быть измерены ничем иным, кроме сердцебиения.

 

Источник статьи -  Градостроительное искусство. Новые материалы и исследования. Вып.2. М. 2009.

 

 

 

Дата выставления: 21.11.2011
Комменарии:
Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы оставлять сообщения. Если вы уже зарегистрированы на этом сайте, просто войдите под своим именем.
Вы вошли на сайт как
Текст сообщения:
Отправить комментарий
ГЛАВНАЯ О ПРОЕКТЕ НОВОЕ СТАТЬИ АВТОРЫ ФОРУМ РЕСУРСЫ КОНТАКТЫ